Договор аренды между дк и театром

Шизофрения власти. Камерный театр

Договор аренды между дк и театром
Павел Шабанов, Вологда

Шизофрения власти – камерный театр.

Определение термина

«шизофрения»: слово возникло от греческих «шизо» («схизо») – расщепляю и «френ» – разум. Под расщеплением подразумевается не раздвоение (например, личности), как часто это не совсем верно понимают, а дезорганизацию, отсутствие гармоничности, несоответствие, нелогичность с точки зрения ОБЫЧНЫХ людей.Точно так  шизофренией поражены и органы государственной власти.А понтов то было!  Понтов!Вдруг объявляли, чтоВологда – культурная столица Русского Севера.Чиновники надувались  гордостью, проводили в Вологде  Всероссийский  Библиотечный конгресс   и при этом закрывали библиотеки.При новом  губернаторе новая фишка – Душа Русского Севера!

И при этом – с равнодушием троглодитов  смотрят, как    уникальный театр стоит на грани гибели, а то и вовсе стараются столкнуть в пропасть  – начальник Департамента имущественных отношений Любовь Балаева   25 октября 2016 года потребовала от Камерного театра расторгнуть договор аренды в добровольном порядке.

РОЖДЕНИЕ ТЕАТРА  

Год 1999. …В смутное время,  в год,  когда  Ельцин еще был при власти, но Путин уже был   назначен  премьер-министром,  режиссер Яков Рубин, актриса Ирина Джапакова и  актер  Всеволод Чубенко ушли из государственного театра (а других не было), в никуда, на свободу.Так появился вологодский Камерный  драматический театр.Своего    помещения у театра не было, но была свобода творчества, и потому на  арендованных площадках граду и миру были явлены «Стеклянный зверинец» Т.Уильямса, «Женщина в песках» по роману Кобо Абэ, «Отче наш…» по прозе Варлама Шаламова, «Мастер» по сказам П.Бажова и «Священные чудовища» Ж.Кокто.Уже сложившемуся  театру    позволили  репетировать и ставить спектакли в    бывшем здании Госбанка  на Кремлевской площади.На втором этаже своими силами    создали зал-трансформер,появились молодые актеры, началась студийная работа, гастролли.Несколько лет счастливого существования, хотя и на птичьих правах.Но –  в 2005  году    театр выселили, так как   в здании Госбанка  решено было сделать музей кружев.На мой взгляд – типичная шизофрения  власти.Вполне логично было сделать Музей кружев в историческом здании  усадьбы Ковырино. Именно там в 1815 году  и появилось  впервые  «Вологодское кружево».
 Но – где логика, и где – чиновничьи понты?В результате   театр выселили в никуда.Репетировали на квартире, выступали на случайных арендованных площадках, и зрители разыскивали   театр в этих скитаниях.Мне довелось видеть  спектакль КДТ  «Мамаша Кураж — forever!» по Б.Брехту   на сцене   ДК ПЗ.И – театр, как живой организм,  запомнил   потери  тех времен  –  из бездомного театра  ушли актеры, вместе с ними отмирали спектакли. Был критический момент, когда  в театре остались только  трое  – режиссёр Якова Рубина, актриса Ирины Джапакова, менеджер Ирина Волкова.Но – выстояли, не сдались, и даже   выпустили  спектакли «Ниоткуда с любовью», «Почему Мадонну всегда рисуют с младенцем?Когда еще сказано – были бы кости, а мясо нарастет.И сохранившийся костяк    вновь оброс  актерами –  пришел  начинающий актер Александр Сергеенко. Через год к труппе присоединились Елена Смирнова, потом Вячеслав Федотов.В неукротимой жажде жизни  театр доказал свое право на существование, и в 2010  году  случилось закономерное чудо – у театра появилось свое здание.  Правое крыло на первом  этаже исторического здания на Ленина 5,  (примернно 400 квадратных метров) было отдано театру в аренду на 49 лет, со скидкой арендной платы в 90 %.
Первый спектакль на новой сцене был сыгран 4 января 2013 года.Но сколько пришлось  сделать для    этого!  В частности  – влезть в кредит.   А уж сколько сил было отдано на ремонт  и оборудование  зала и подсобных помещений!
Были и планы во внутреннем дворике сделать летнюю площадку театраСТРАННАЯ  РЕСТАВРАЦИЯНа  беду театра, в соседнем здании   проводили реставрацию.Очень странную реставрацию.

К примеру,  в здании, в котором находится театр (Ленина 5)  – обременение  – НЕЛЬЗЯ  использовать тяжелую технику.   Но  фирма, которая реставрирует     Ленина, 7  спокойно загоняет   технику к зданию театра  – и ничегошеньки  ей за это не предъявляют, и свирепая прокуратура в упор не видит нарушений.К историческому зданию приляпывают  современную железобетонную пристройку  –     прокуроры продолжают сладко спать.И еще – от большого ума  (и малого знания), а также от жадности   (дополнительная площадь образуется)    «реставраторы»  стали зарываться в землю и  ОТКАЧИВАТЬ ВОДУ.Блин,  забыли, как  полузнайки откачали  воду из под   здания Дворянского собрания  (Филармония)?   Тогда пришлось  подводить  сваи.Был бы знающий человек рядом   сейчас, он бы сказал  –  НЕЛЬЗЯ нарушать  гидрогеологический баланс.  Стоит здание на деревянных сваях или на бутовом фундаменте  в деревянных же ряжах  – и еще будет сто лет стоять, потому что без доступа кислорода.Начали баловать    с откачкой воды  – вот вам и подвижки грунта,    проседание фундамента,И  –   реставрационные шалости    неизбежно  отразились   на здании театра.

«Дом на Ленина, 5, где на первом этаже находится Камерный театр, треснул в ходе земляных работ, когда реставраторы откопали бутовый фундамент, состоявший из валунов, — говорит руководитель Центра Владислав Малов. — Строители оголили фундамент, и слава Богу, что дело закончилось только трещинами, а не обрушением здания».

(цитирую по «Премьер» №43 (991) от 1 ноября 2016 г.)К тому же,   фундамент здания на Ленина, 7,  изначально был рассчитан на   мЕньшую нагрузку.Видите на старом фото,  какой небольшой дом стоит на месте нынешнего Ленина, 7  – одноэтажный, с мезонином.
Вот все вместе и сложилось  – и жадность прошлых веков, когда на  прежнем фундаменте    воздвигли трехэтажный дом, и жадность  дня нынешнего,     и в результате здание  на Ленина, 7  начинает     складываться, как карточный домик,   фасадная и дворовая  стены загуляли.СПАСАЙСЯ, КТО МОЖЕТ!И чиновники из   соседних с театром   контор    переселились, и конечно же, не на улицу.И тут же   стали старательно выпихивать театр под предлогом его спасения. По логике вещей нужно выкинуть аховых рестараторов из соседнего здания, но ведь шизофрения, какая может быть логика?И снова приходится вспомнить   обычный диагноз  нашей власти –   шизофрения.    Под видом выселения  театра из аварийного здания     театру предложили на выбор аж 6 зданий в Вологде, и все – аварийные!

Даже наиболее приличное здание  детской библиотеки на Советском  проспекте  освободилось потому, что библиотеку  из него выселили  из за аварийности.Между тем,   для театра  не было никакой необходимости    срочно эвакуироваться. Тут такая фишка – причинно-следственная связь между  шибко усердными работами на Ленина, 7 и трещинами  на Ленина, 5   видна невооруженным взглядом,  и,  поскольку   г-н  Смирнов не является  ни сыном, ни даже племянником губернатора, то примерить ему уголовную статью очень даже несложно. Так что  и фундамент  срочно укрепили,  и трещины заделали, и маячки поставили, которые показали,   что здание на Ленина, 5,  стоит и стоять будет.  (маячки уже около года стоят неизменно)  Трещины   на верхних этажах заделать вполне возможно, и виновник  готов это сделать.А театр  готов и дальше работать, а если кому надо ремонтировать верхние этажи, то для этого вовсе не обязательно   выкидывать театр на улицу или в аварийный сарай. МИНИСТЕРСТВО ПО БОРЬБЕ С КУЛЬТУРОЙПопытка  обратиться за помощью в Министерство культуры РФ – окончилась ничем.  Там тоже  включили режим дурака.   Дескать вы театр  частный,   свободный, вот и продолжайте свободно тонуть,  а мы только  ГОСУДАРСТВЕННЫМ  театрам помогаем Губернатор?Справедливости ради  – здание театру дал предыдущий губернатор, Вячеслав Позгалев.До   тела нынешнего  губернатора, Кувшинникова,   театр и его людей не допускают…И официально нынешний губернатор ничего не знает о бедственном положении уникального театра.

ЭХ-СПЕРТИЗА

Экспертизу здания заказали фирме…Ну, как экспертиза…

На странице   проекта Госзатраты    написано   витиевато-непонятно:   Услуги, связанные с деятельностью по использованию исторических мест, зданий и аналогичных туристических достопримечательностей   http://clearspending.dev2.sdlabs.ru/contract/53525071102160000040000/

В Протоколе Проведения прямой закупки у ЕДИНСТВЕННОГО   подрядчика (поставщика, исполнителя)   написано: Выполнение работ по обследованию фундаментов и конструкций здания объекта культурного наследия регионального значения «Дом жилой, 19 век» по адресу: Вологодская область, город Вологда, улица Ленина, дом 5

Вот только мне лично непонятно – с какого перепугу – у ЕДИНСТВЕННОГО  подрядчика?  Разве  нет ограничения в законе, что  такие закупки проводятся при  стоимости заказа до 100 тысяч, а тут как раз за   350  тысяч    фирма, связанная с сыном бывшего заместителя губернатора должна вынести заключение…Какое надо заключение!По моему личному мнению  – голимая заказуха, с целью  вытолкать театр на улицу.И тут чиновники включили режим дурака на полную мощность и включили здание в программу приватизации.Продать!  Все продать!Все продам – один останусь!Дескать, втюхаем здание   какому  ни то богатенькому Буратине, и он дескать и бюджет области пополнит на 35 миллионов рублей, и   здание реставрирует, и  театру  сделает   жизнь легкую и приятную…Но      что то не верится в то, что   заплативший  500  тысяч долларов    предприниматель    оставит   театр на льготной аренде, а не выкинет  под любым предлогом, чучелом или тушкой.Или – найдет способ   безбожно задрать  аренду, что опять же  будет   смертельно для театра, который еще не рассчитался по кредиту на ремонт помещения. А если так уж необходимо пополнить областной бюджет…Продайте    здание представительства Вологодской области в Москве,  на Староконюшенном переулке.Оно  30  миллионов долларов   стоит, как уверяет нас экс-губернатор области, а ныне     пенсионер   В. Позгалев.«Мы купили его за 3 млн. долларов. Нас ругали. Сейчас оно стоит 30 млн.»Интервью газете “Премьер”. Кто не знает – раньше посольство славной  и   сильномогучей  державы (Вологодской области)  располагалось в обычной квартире на  Юго-Западе Москвы, и как то хватало.Так что  самое время  особняк на Староконюшенном  продать миллиарда за два рублей, а театр – оставить в   покое.Не хватит денег   –  можно продать Дом губернатора в Вологде. Оно, конечно,  губернатор Позгалев  его реставрировал для себя,    но сейчас пенсионеру  Позгалеву он без надобности, вот и продать.  Всяко раз в 10 больше можно взять, чем за дом  на Ленина, 5.Не хватит?  Обращайтесь ко мне, я вам еще покажу множество  зданий в Вологде,  где свили гнезда бесчисленные чиновники.  Можно и к Белому дому приглядеться…Кто не помнит –  в советские времена в Облисполкоме работало едва 80  человек.  Даже если приплюсовать к этому аппараты обкомов КПСС и  ВЛКСМ, цифры получатся смешные, а ведь в это время и сельское хозяйство таки было,   и ГПЗ и Оптику в Вологде построили, это уж не говоря о гигантах индустрии Череповца.                  *                  *                      *Еще раз  –  официального  заключения  об аварийности здания нет, но есть желание чиновников вытолкать уникальный театр на улицу.Будет заключение – ему верить не стоит, поскольку заказуха видна невооруженным взглядом.Театр и  его люди ничего не просят,  кроме одного – Оставьте  нас в покое!   Есть договор аренды на 49 лет, вот и не подходите к нам близко в ближайшие 45 лет.

Источник: https://belorizec.livejournal.com/167776.html

Восстановление влияния

Договор аренды между дк и театром

© Полина Королева / Театр.doc

В конце апреля представители Высоко-Петровского монастыря с судебными приставами и чиновниками Москомимущества вскрыли, а затем опечатали подвал «ДК Петлюра» — мастерскую и место встреч, перформансов и концертов художника Александра Ляшенко, последнюю пристань СВА — Свободной академии искусств, созданной в 1991 году.

За неделю до этого события в социальных сетях прошел призыв от «Театра.doc» с просьбой помочь в поисках нового помещения для театра. Подвал в жилом доме, который театр занимал с 2015 года, теперь требуют освободить, новое руководство ТСЖ не планирует продлевать договор аренды. Первая площадка «Театра.

doc» в Трехпрудном переулке технически была закрыта таким же образом, как и «ДК Петлюра», — с той лишь разницей, что на подвал в Трехпрудном никто особенно не претендовал, он стоит опечатанный до сих пор.

Департамент городского имущества Москвы не в первый раз выступает как карательный орган, закрывающий культурные институции и расторгающий договоры аренды по тем или иным формальным поводам.

Все эти события происходят на фоне неутихающей публичной дискуссии о том, должны ли институты платить лояльностью за предоставленные властью бюджетные средства на реализацию творческих проектов. Одним из самых популярных комментариев в обсуждениях стал тезис «работайте на свои, хотите в своем творчестве критиковать государство — не требуйте на это бюджетных денег».

2

Со стороны это предложение кажется вполне рациональным и разделяется не только теми, кто целиком и полностью поддерживает политику партии и правительства, но и теми, кто находится в жесткой к ней оппозиции. Последние ратуют за чистоту рядов и не желают собственноручно втягивать себя в сферу влияния государственных органов.

Примечательно, что в этой полемике всегда рассматриваются интересы двух сторон — власти и художника. Участники дискуссии забывают о третьей и едва ли не главной стороне — о зрителе, о налогоплательщиках, за счет которых формируется бюджет государства.

Едва ли не полное игнорирование зрителя (а следовательно, и общества) культурными институтами и госструктурами — не в своей каждодневной деятельности, а в обсуждении перспектив будущего развития — кажется одной из ключевых проблем нашего времени.

Точно так же, как для депутатов, губернаторов и политиков существует только один избиратель — непосредственный начальник, запросы и ожидания которого исполняются в приоритетном (если не исключительном) порядке, для деятелей искусства спарринг-партнер в расстановке сил — это Минкульт или иные органы власти. Основные вопросы публичных обсуждений восходят только к ним, любые шаги определяют верными или неверными, опираясь исключительно на отношение к государственной культурной политике, проводимой министерством или представителями исполнительной власти в регионах, — единичные исключения только подтверждают это грустное правило.

Театр стал самым серьезным заложником сложившейся управленческой системы, полностью зависимым от государственной поддержки и покровительства государства.

3

Театр — наиболее уязвимый и зависимый от финансирования вид искусства: больших затрат требуют не только подготовка и выпуск спектакля, но и его прокат.

Себестоимость одного показа (содержание здания, коллектива, гонорары артистов) покрывается доходами от продажи билетов, но деньги нужны еще и на развитие и обновление репертуара.

Именно поэтому театр в последние годы оказался в центре острейших дискуссий — и театральное сообщество первым заявляет о необходимости изменения законодательства, вынуждающего работать в крайне неблагоприятных для дела условиях.

Театр стал самым серьезным заложником сложившейся управленческой системы, полностью зависимым от государственной поддержки и покровительства государства. Власть же, вполне это осознавая, пользуется всеми возможностями аппарата принуждения.

На съезде СТД осенью 2016 года, когда впервые громко прозвучала речь Константина Райкина о надвигающейся цензуре, одним из ключевых спикеров был Геннадий Григорьевич Дадамян, который говорил о том, что культуре необходимо опираться на два источника финансирования — на государственное бюджетное и на поддержку общества, имея в виду меценатов, систему спонсорских отношений, прямую поддержку со стороны зрителей. Прошли годы после перестройки, появились и исчезли богатые и очень богатые люди — но ничего не было сделано для того, чтобы выстроить вторую подпорку, чтобы найти возможности жить без помощи государства. Считанные исключения тут опять-таки лишь подтверждают отсутствие системной работы и государственной правовой поддержки этих начинаний. Закрепления отдельных примеров частного финансирования не произошло на государственном уровне, но почему не было настойчивого давления профессионального сообщества? Почему делегированные сообществом для переговоров с властью деятели часто получают такую поддержку на собственные проекты, но не влияют на изменение ситуации в целом?

4

Теперь уже можно сказать, что полтора года, прошедшие после памятного съезда СТД, показали, что влияние творческих людей на общественные процессы минимизировано.

Да, еще транслируются на телевизионные экраны заседания Совета при Президенте РФ по культуре и искусству, все больше похожие на советские доклады о растущих урожаях, перемежающиеся просьбами о помиловании попавших в круги репрессивной машины коллег.

Но о конкретных результатах всех этих совещаний мы ничего не знаем — на поверхности остаются только слова, слова, слова.

Поручительства известных и очень известных лиц за своих коллег в деле «Седьмой студии» остались без внимания и суда, и власти — не есть ли это подтверждение обесценивания, девальвации авторитетного мнения? Обратив внимание на список доверенных лиц на последних президентских выборах, мы поймем, что для сегодняшней власти гораздо больший интерес представляют любого уровня потешные лица, веселящие массы с экранов телевизоров, чем те, кто создает искусство — оказавшееся вне интересов и масс, и власти. В 2012 году на уличные мероприятия в столице выходили студенты и независимые художники — правительство Москвы привлекало тех, кто не состоит на бюджетном финансировании, и поддерживало таким образом негосударственный сектор. Теперь праздничные бюджеты снова делятся между казаками и условным «Хором Турецкого».

В Москве в последние годы последовательно закрываются программы поддержки независимых культурных проектов, начинавшихся в 2000—2010-х при поддержке мэрии — с выделением государственного имущества (тот же подвал в Трехпрудном для «Театра.

doc»), принятием в государственный бюджет независимых театральных организаций (Центр драматургии и режиссуры), программой «Открытая сцена». В Санкт-Петербурге еще продолжают выделять бюджетные средства на деятельность негосударственных театральных коллективов и не закрыли программу распределения имущества города для социально значимых проектов.

В Москве все это невозможно представить начиная с 2012 года. Департамент имущества столицы — под предлогом аудита и перевода всех договоров аренды на коммерческие условия — постепенно избавляется от любых неконтролируемых творческих инициатив.

Государственные учреждения культуры, такие, как кинотеатры системы «Московское кино» и ДК, в которых раньше была возможность организации непрофильных мероприятий, теперь жестко отчитываются по прямому направлению деятельности, что исключает отклонения от курса.

Сказано показывать кино — значит, никаких дискуссионных клубов, театральных экспериментальных площадок и кружков для детей района. Чтобы вырулить в активную, полезную деятельность, нужно иметь немало энергии и надежных соратников — юристов, бухгалтеров, менеджеров.

Во всех остальных случаях жесткость в отношениях учредителя и учреждения достигла того уровня, когда проще не инициировать никаких дополнительных направлений работы (и даже по работе с потенциальным зрителем), чтобы не получить штрафные санкции за нарушение порядка бюджетной деятельности. Жить становится скучно, из руководства уходят активные, интересующиеся люди, повсюду начинается выравнивание по стандартам.

Ко всему прочему, за последний год дело «Седьмой студии» лишний раз наглядно продемонстрировало, что инициатива и желание сделать хорошее дело часто наказуемы — и что от преследований и гонений не способны защитить никакие публичные успехи.

Основной заказчик любых театра, музея, концертной организации — это зрители. И именно с ними сегодня нужно вступать в диалог.

5

У всего происходящего, как кажется, несколько причин.

Об одной из них говорил еще профессор Дадамян — это неспособность профессионального сообщества, несмотря на все усилия в течение многих лет, добиться необходимых условий при разработке законодательства и инициировании частного или общественного финансирования культуры.

Кроме того, власть в последнее время откровенно расставляет приоритеты внимания не в пользу развития и поддержки культуры, образования, науки, тем самым каждый раз отодвигая интересы «всего населения страны» от этих вопросов также на второй план.

Представители власти собственным отношением формируют тренды, а за словами о необходимости возрождения великой культуры стоят бюджеты на «правильные» и только очень массовые мероприятия.

И это снова подтверждает тезис о том, что власти нужны масскульт, влияние на толпу, а не на образованную, думающую часть граждан, не нужна работа на долгий период, на годы вперед, с получением отдачи в отдаленном будущем.

Короткое планирование и желание получить быструю отдачу — это путь к разрушению культуры и дегуманизации общества. Культура развивается только там, где есть много небольших и очень разных инициатив, пусть краткосрочных, но активных и экспериментальных, поддерживаемых разными бюджетами (от частных до государственных), где каждому художнику находится свое место и пропагандируется уважение к его работе, какие бы художественные ценности он ни продвигал. Там, где параллельно успешно работают большие культурные институции, где охраняется и бережно сохраняется подлинное наследие, где внимание сосредоточено на человеке. Внимание художника — тоже.

Целенаправленная политика по разрушению системы независимых (или хотя бы подконтрольных негосударственным структурам) СМИ привела к тому, что освещать любые независимые культурные инициативы попросту негде.

Погоня за массовым признанием приводит к потере ценности уникальных событий, сворачиванию работы малоизвестных, но, безусловно, талантливых художников, создающих искусство будущего, а значит, и будущую культуру страны.

Выгорает обширное поле небольших проектов, из которых может вырасти что-то новое и прекрасное.

Все это касается и системы благотворительности и меценатства: лишь начиная работу по формализации и структурированию негосударственной поддержки образовательных и культурных проектов, ты неизбежно попадаешь под внимательный контроль государственной машины — так что все благотворительные проекты остаются важными, но не глобальными, особенно в масштабах огромной страны и регионального бюджетного голода. Постепенное огосударствление экономики приводит к тому, что независимых спонсоров не остается — от власти зависит все и вся. На фоне сворачивания зарубежных кредитов в очереди на бюджетную поддержку стоят владельцы крупнейших предприятий. Большое количество внешне успешных коммерческих проектов работает сейчас в минус — только бы сохранить производство и «не останавливать конвейер». Даже большому бизнесу не до спонсорской деятельности, это могут позволить себе только те компании, у которых приоритет в государственной поддержке. Вполне естественно, что наибольшая активность остается в сфере визуального искусства, где инфраструктура частных инициатив и сформировалась раньше, и остается на сегодняшний день более устойчивой, и связана с формированием личных коллекций, то есть вложениями, — в отличие от области исполнительских искусств, где все эфемерно и разрушаемо в одночасье, где не остается материальных носителей с понятной ценностью, что заставляет эти организации и эти проекты замыкаться исключительно на бюджет и государственную поддержку.

6

У меня нет готового ответа на вопрос «что делать?», но, мне кажется, нужно перестать затрачивать усилия на попытки добиться влияния на власть (что не исключает продолжения диалога) и перенаправить свою работу на людей, тех зрителей, кто любит и уважает театр, и на поиск новой аудитории.

Сегодня следует обращаться в большей степени к тем, для кого делается наша работа, а чиновников и представителей власти имеет смысл рассматривать только как часть этой большой группы — как зрителей, а не как единственного партнера. Основной заказчик любых театра, музея, концертной организации — это зрители.

Они оплачивают нашу работу дважды — из налогов и из собственных кошельков. Их много, и именно с ними надо вступать в диалог, объясняться и объединять в желании менять мир к лучшему. Поэтому и выигрывают сейчас те театры и те культурные организации, которые интенсивно взаимодействуют со зрителями.

Именно они станут основой той самой новой структуры в будущем.

Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Понравился материал?помоги сайту!

Источник: https://www.colta.ru/articles/theatre/18014

Договор аренды между дк и театром

Договор аренды между дк и театром

В судебной практике немалое количество споров касается такой обязанности сторон, как регистрация договора аренды.

В Гражданском кодексе четко и ясно прописано: договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации, при условии, конечно же, что он составлен в письменной форме в виде одного документа, подписанного сторонами статья ГК РФ. Исходя из норм названной статьи, прослеживается очевидная связь с таким элементом договора, как срок. Если он до года пусть даже немного недотягивает, тогда регистрация не требуется. И этим, надо сказать, активно пользуются участники гражданских правоотношений, заключая договор, скажем, на 11 месяцев с условием, что по их истечении соглашение продлевается на тот же срок, если ни одна из сторон не заявит об обратном. Впрочем, указывать в договоре какую-то конкретную дату не обязательно.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

  • Vaba Lava напрасно поверила нарвскому театру
  • Сезам (театр)
  • В Благовещенске возник конфликт вокруг ресторана «Зеркальный»
  • Договор аренды помещения для проведения мероприятий организации
  • Обзор судебной практики по спорам, связанным с договором аренды

Vaba Lava напрасно поверила нарвскому театру

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Как заключить договор аренды автомобиля между физическими лицами

Уважаемый пользователь, Вы пользуетесь устаревшим браузером, который не поддерживает современные веб-стандарты и представляет угрозу вашей безопасности.

Для корректного отображения сайта рекомендуем установить актуальную версию любого современного браузера:. Прочитать в мобильной версии сайта. Муниципальное бюджетное учреждение вправе передать в аренду нежилое помещение, закрепленное за ним на праве оперативного управления, с согласия собственника этого имущества физическому лицу.

Однако заключение с таким лицом договора аренды без проведения торгов в отсутствие оснований, предусмотренных ст. Имущество, закрепляемое за муниципальными бюджетными учреждениями на праве оперативного управления, находится в муниципальной собственности ч.

В соответствии с ч. Передача муниципального имущества в аренду физическим лицам в указанный перечень исключений не включена.

Однако Закон N ФЗ распространяется на отношения, которые связаны с защитой конкуренции и в которых участвуют российские юридические лица и иностранные юридические лица, организации, федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления, иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации, а также государственные внебюджетные фонды, Центральный банк РФ, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели ч.

Пункт 7 ст. В круг хозяйствующих субъектов согласно п. По смыслу ч. На приведенных нормах основывается подход, предполагающий, что правила ст.

Это касается, в частности, физических лиц, не зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей и не осуществляющих профессиональную деятельность, приносящую доход, в соответствии с федеральными законами на основании государственной регистрации и или лицензии, а также в силу членства в саморегулируемой организации.

Соответствующая позиция выражена в нескольких разъяснениях Федеральной антимонопольной службы РФ смотрите п.

Вместе с тем в правоприменительной практике встречаются и иные подходы, предполагающие, в частности, что передача в аренду в том числе физическим лицам помещений, находящихся в муниципальной собственности, без проведения торгов допускается только в случаях, прямо предусмотренных ст.

Учитывая это обстоятельство, мы не можем полностью исключить риск наступления неблагоприятных последствий признание договора недействительным и привлечение должностных лиц арендатора к административной ответственности по ч.

Молния Аномальный ливень в Уфе и его последствия. Может ли муниципальное бюджетное учреждение сдавать нежилое помещение в аренду физическим лицам имущество находится на праве оперативного управления?

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции: Муниципальное бюджетное учреждение вправе передать в аренду нежилое помещение, закрепленное за ним на праве оперативного управления, с согласия собственника этого имущества физическому лицу.

Обоснование позиции: Имущество, закрепляемое за муниципальными бюджетными учреждениями на праве оперативного управления, находится в муниципальной собственности ч.

Оставлять комментарии к новостям можно в группах “вконтакте” и в “фейсбуке” Читайте нас в Я ндекс.

Источник: https://tricountyclc.com/grazhdanskoe-pravo/dogovor-arendi-mezhdu-dk-i-teatrom.php

Занавес опускается: труппу Саратовского театра оперы и балета задвигают на окраину, руководство переселяют в аварийное здание

Договор аренды между дк и театром
Фото https://www.business-vector.info

Альтернативную площадку для выступлений артистам предлагают в Ленинском районе, в ДК «Техстекло». О переезде туда областным министерством культуры было объявлено еще в июне.

Для того, чтобы разместить оркестр, предполагается демонтировать почти половину кресел, уменьшив и так небольшой зал до 300-400 мест.

Кроме того, непонятно, как уживутся в одном здании два коллектива — ведь сцену в ДК использует и «Театр русской комедии».

Временное переселение не лучшим образом скажется на труппе. Уже сейчас солисты получают приглашения из других городов, в том числе из Волгограда, куда коллектив приезжал этим летом на гастроли с балетом «Ромео и Джульетта» и оперой «Дон Жуан».

Положение администрации театра выглядит еще более печальным — ее хотят переселить в бывшее здание областного училища культуры у остановки «Стрелка».

А в него без предварительного ремонта насквозь протекающей кровли въехать практически невозможно. Известно также, что артисты и руководство театра просили дать им возможность выступать в центре города. Их предложения услышаны не были. Все, что пообещало министерство культуры — возить зрителей из центра города в Ленинский район на автобусе. Будут ли возить самих актеров — вопрос открытый.

Но самым большим вопросом остается сама реконструкция. Как именно готовилась на нее проектно-сметная документация, до сих пор тайна за семью печатями. На сайте госзакупок информация о подобном тендере отсутствует.

Все, что там есть — это 4 контракта на инженерное обследование здания театра, заключенные с саратовским ООО «КВС-Строй».

  По итогам этих работ и было заявлено, что без демонтажа колонн и входной группы с Голубой гостиной не обойтись — фундамент в плачевном состоянии и часть театра рискует обвалиться.

Губернатор Валерий Радаев даже обмолвился, что саратовцам стоит быть готовыми к сносу любимого театра вообще.

«КВС-строй» предпринимателя Сергея Лесного в Саратове известно как исполнитель ремонта фасадов старинных зданий на улице Московской, судившийся потом с заказчиком. Сейчас минстрой области требует от нее гарантийных работ, а механизмом их оплаты через фонд капремонта в 2018 году интересовалась прокуратура.

Получив заказ на обследование театра, компания тут же перепоручила это дело ООО «Саргорпроект». Компания эта действует с 2006 года, принадлежит Ларисе МельникАндрею Родионову и Ирине Голубиновой. Данный исполнитель на правах субподрядчика и изучал фундаменты с колоннами, сделав неутешительное заключение.

Все, что сейчас имеется в открытом доступе — это пакет документов о состоянии здания театра, выполненный «Саргорпроектом». В нем содержатся и результаты изысканий и наброски проекта реконструкции.

Согласно ему, все декоративное убранство фасада театра должно быть снято и отреставрировано с последующей установкой на место. Новые колонны должны быть внутри стальными, с несущим ядром из прокатных уголков. Лепной декор снимается и внутри здания, в том числе и в Голубой гостиной. Все ее росписи должны быть воссозданы по заранее сделанным прорисовкам.

Данная документация прошла в сентябре 2018 года государственную историко-культурную экспертизу, была одобрена и рекомендована для дальнейшего согласования. Результаты этой экспертизы в открытом доступе есть. Но договор на ее проведение заключался опять-таки по весьма заковыристому механизму.

На сайте госзакупок дважды объявлялось о проведении госэкспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий, в 2017 году должна была пройти первая экспертиза, в 2018 — повторная.

Всякий раз руководством театра подписывался приказ о проведении закупки у единственного поставщика — ФАУ «Главгосэкспертиза России». Но непосредственным исполнителем заказа стало саратовское ООО «Свифт» Юлии Свешниковой.

Причем, работала компания, как следует из составленного по результатам ее экспертизы акта, с 4 по 28 сентября 2018 года, а приказ о проведении закупки у Главгосэкспертизы РФ на сумму 771,2 тысячи рублей за подписью директора театра Алексея Комарова датируется 12 сентября того же года.

Никаких договоров на экспертизу документации по театру в послужном списке у этой компании нет, в 2018 году она занималась только экспертизой проектов охранных зон саратовских домов-памятников по заказу ГАУ НПЦ по историко-культурному наследию региона.

Наконец, самое главное — в документации нет ни слова о том, во сколько реконструкция обойдется. Финансовую сторону вопроса не изучал никто. Перед экспертами ставилась одна задача, определить, соответствует ли документация требованиям к охране памятников культуры.

Между тем, еще в августе 2017 года было заявлено, что реконструкция театра обойдется в 2,5 млрд рублей. В начале февраля нынешнего года было объявлено, что после госэкспертизы стоимость проекта сократилась до 1,6 млрд. Кто считал деньги в федеральном кармане, осталось за кадром. Предметом договора с «Главгосэкспертизой России» смета не являлась точно.

До сих пор чиновниками не обозначены сроки реконструкции, коллективу театра — а в нем без малого 400 человек, не могут вразумительно объяснить, что ждет людей. Главный вопрос: что останется от труппы, когда мега-ремонт будет наконец-то закончен, задавать, похоже, бессмысленно и некому.

Источник: https://muzobozrenie.ru/zanaves-opuskaetsya-truppu-saratovskogo-teatra-opery-i-baleta-zadvigajut-na-okrainu-rukovodstvo-pereselyajut-v-avarijnoe-zdanie/

«Извините, главный вход опечатан»

Договор аренды между дк и театром

Театр.Doc покидает свой дом в Трехпрудном переулке

Виталий КАВТАРАДЗЕ

Департамент имущества города Москвы в одностороннем порядке расторг договор аренды. После обыска, совершенного под предлогом заложенной в театре бомбы, коллектив вынужден срочно переехать на новое место.

Позади 12 лет жизни на Патриарших, впереди — новый дом на Разгуляе.

Последний спектакль — «Язычники» сыгран накануне при переаншлаге, воскресным утром актеры и драматурги спешно пакуют реквизит и декорации…

Проходя под одной и той же аркой второй раз, начинаем нервничать:

— Мы тут уже ведь проходили. Это точно тот дом? —  спрашивает меня фотокорреспондент.

— 11/13, Трехпрудный переулок, —  отвечаю я, не отрывая взгляда от навигатора в телефоне.

— Ни вывески, ни людей… Такими темпами все пропустим.

— Здесь, здесь, подождите немного, — заговорщическим тоном окликает нас хмурый мужчина в капюшоне.

Переглянулись, ждем. Через минут пять поднимаются плотные металлические жалюзи в окне на цокольном этаже. В проеме появляется молодой человек, который весело машет нашему пасмурному знакомцу.

— Проходите, чего стесняетесь, извините, что так, главный вход опечатан, — и мы все вместе заходим в Театр.Doc. Через окно.

По помещениям, занимаемым театром, словно прошел ураган, явно последствия обыска и спешных сборов. Под ногой что-то хрустнуло… Оказалось, пузырчатая обертка.

— Не, проституция —  это точно не мое, — раздалось из соседней комнаты. —  Мое призвание — работать в аэропорту!

— Мил, тут к нам репортеры пришли, не смущай людей!

В бывшее фойе, заставленное разными коробками, частями декораций и реквизита, вошла девушка с чемоданом, плотно обмотанным пленкой.

— Здравствуйте, мы репортеры из «Новой газеты». Нас пригласили, — я осекаюсь на полуслове, поняв, что и фотограф, и оператор уже убежали осматривать театр, и мое «мы» перестало быть уместным.

— А, это вам тогда к Александру. Он из основателей и точно все знает.

В коридоре между фойе и залом разбирает самодельный стеллаж драматург Александр Родионов. Ему помогает драматург Максим Курочкин.

— Сколько нужно театралов, чтобы вывинтить один шуруп? —  шутит Александр.

— Уж точно меньше, чем нужно для дачи интервью, — отвечает ему коллега-«театрал».

— Хотите знать, за что нас выселяют? Расторгли договор, обвинили в незаконной перепланировке.

— Не, перепланировка была. По предписаниям пожарной службы. Вот в оконной раме дверь, — дополняет коллегу Максим. Мимо проносят пронумерованные огнетушители.

Из зрительного зала доносится звук от падения чего-то тяжелого.

— Я вообще не из Docа, я в театре «Практика» актер. А здесь мы все собрались для совместной оздоровительной физкультуры, ведь нет ничего прекраснее, чем заняться тасканием тяжестей с друзьями. В этом переезде даже плюсы есть.

Ведь теперь поселяться не в этом закутке, а в красивом старом особняке, — полуиронично рассказывает Евгений, пришедший помочь соседям (театр «Практика» в двух шагах). — Надо отдать должное коллективу. Ребята не раскисают и очень много работают.

Уже 20 января будет вечер скетчей «Крещение» в их новом доме на Разгуляе.

— Карета подана! Грузите! —  раздается из фойе-склада.

Прямо к окну, ставшему теперь и основным входом в театр, подъехала «Газель». Все неупакованное спешно распихали по коробкам, недоразобранное разобрали, неотвинченное — оторвали. Началась погрузка.

Куда едем? Все имущество временно приютится в разных студиях и театрах, но очень скоро у Docа появится новый дом, там сейчас идет «народный ремонт»; как и здесь, доковцы многое делают своими руками.

Повисла неловкая пауза, когда почти все вещи уже были уложены в машину. Тяжело покидать обжитое место.

— Давайте все возьмем по гвоздю, на память.

— Нет, если возьмем «на память», то Театр.Doc как бы закончится. А театр должен продолжаться!

— Новый театр должен начаться с вешалки, — откуда-то из глубины театра принесли две простые металлические вешалки и положили их поверх остальных вещей театра.

— По мелочи осталось, на своих машинах вывезем…

— Пошли, дверь из оконной рамы выпилим, — говорит Евгений, бодро вскидывая «болгарку». — А то как же без «виновницы торжества» уезжать?!

P.S. На Разгуляе полным ходом идут работы: кроме профессионалов в них участвуют волонтеры — актеры и зрители, стойкие поклонники театрального способа Doc.

: чистят стены, разгребают завалы, создают новое пространство. 20 января директор театра Елена Гремина собирается предъявить его публике. Это  еще не открытие — предпоказ.

Открытие запланировано на 14 февраля.

Арт-галерея ЮВС на Покровке

17 января в 21.00 — 150 ПРИЧИН НЕ ЗАЩИЩАТЬ РОДИНУ
18 января в 14.00 — НЫЛКА И ВЫЛКА В ДЕТСКОМ САДУ

Адрес: ул. Покровка, 1/13 (вход с Армянского переулка).

Эта арт-галерея открылась недавно. Небольшая, стильная и очень уютная. Ее создатели — искусствовед Елена Нашикян и художник Георгий Ювс.

В 2013 году они создали пространство, где представляют, продвигают и продают искусство, потерявшееся в лабиринтах, символах и знаках непонятного и порой недосягаемого актуального искусства.

В произведениях художников галереи зритель найдет «отголоски» и черты классической «эстетики», выведенные через призму современного мира, взгляда и духа.

Зверевский центр современного искусства

25 января в 19.00 — 150 ПРИЧИН НЕ ЗАЩИЩАТЬ РОДИНУ
Адрес: ул. Новорязанская, д. 29, стр. 4. 600 метров от метро «Бауманская» и 800 метров от «Комсомольской».

Художественная галерея, литературный клуб, музей, названный в честь знаменитого художника Анатолия Зверева. Организует художественные выставки актуального искусства, литературные вечера и перформансы.

Коворкинг «Свободное плавание»

14 января в 20.00 — КАСТИНГ18 января в 20.00 — БЕРЛУСПУТИН23 января в 20.00 — ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ МАРИНЫ КОВАЛЕВОЙ25 января в 14.00 — ГОГОЛЬ: ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ29 января в 20.00 — КАСТИНГ30 января в 20.00 — УЗБЕК

31 января в 20.00 — ОБНИМИ МЕНЯ


Адрес: Варшавское шоссе, 28а. 300 метров от метро «Нагатинская».

Это пространство, созданное специально для молодых и инициативных предпринимателей, стартаперов и фрилансеров, оснащенное всем необходимым для успешного старта собственного бизнеса. Именно здесь активно живут и творят художники граффити.

ДК им. Александра Петлюры

15 января в 20.00 — НОСИТЕЛЬ: ИЗБРАННОЕ
24 января в 20.00 — АКЫН-ОПЕРА-2

Адрес: Петровка, 28, стр. 2 (вход с Петровского переулка).

Это культовое место с Домом моды «Ай-Да-Лю-Ли», галереей Брони и экспериментальной баней. Основал его Александр Петлюра — личность яркая, противоречивая и скандальная.

Здесь, в самом сердце старой Москвы, на Петровке пишется и живет история без купюр, фейка и цензуры. Ныне здесь проходят секретные культурные мероприятия, литературные вечера, лекции и «праздники души».

Дом моды «Ай-Да-Лю-Ли» по звонку открывает свою драгоценную шкатулку, откуда можно взять разные цацки на время или навсегда.

Театр-клуб «Мастерская»

28 января в 20.00 — ДВОЕ В ТВОЕМ ДОМЕ
Адрес: Театральный проезд, 3, стр. 3 (метро «Театральная», «Кузнецкий Мост», «Лубянка»).

В «Мастерской» создана яркая культурная среда, в которой на двух сценах — клубной и театральной — проходят концерты, вечеринки, спектакли, лекции, мастер-классы, открытые уроки, поэтические и творческие вечера, театральный детский сад, социальные круглые столы, дискуссии и дебаты, танцы, импровизации, перформансы.

У всех, кто придет на спектакли в эти пространства, будет приоритетное право на приобретение билетов в новый зал на Разгуляе.

Источник: https://www.novayagazeta.ru/arts/66811.html

Юрист Тимофеев
Добавить комментарий