Будет ли расфиромание колонии ик 5 мордовия

Будет ли расфиромание колонии ик 5 мордовия

Будет ли расфиромание колонии ик 5 мордовия

Важно

Они приходят, говоришь: «Дайте аспирин». — «Ты чего, — говорят, — издеваешься? Чего ты его у меня просишь, ты знаешь, что его два месяца уже нету». Приходят, никаких лекарств у них нету. Вообще к врачу никак не попадешь.

Говоришь: «У меня болит». Она: «Пишите заявление к врачу».

А чего, его пишешь, оно уходит к «Корзинкину», то есть в мусорную корзину выбрасывают его. Сотрудники сами говорят: «Чего, «Корзинкину» его отправить?» Я говорю: «Нет, медику передайте».

Автор: Елена Масюк

Предисловие

Будучи членом ОНК Москвы я неоднократно посещала СИЗО-6. Хотя это и женский изолятор, но там (а также в мужском СИЗО-4) сидят и так называемые «б/с», то есть бывшие полицейские, мчсники, прокуроры, судьи, фсбэшники, тюремщики, следователи…

К «бээсникам» у сотрудников УФСИН по Москве особое отношение: содержат их в маломестных камерах; повара готовят для них отдельную еду.

Если обычным зэкам вместо мяса дают куски жира, то «бээсникам» подают непременно мясо и хорошего качества; медицинская помощь им оказывается в первую очередь; обыски проводятся деликатно… То есть во всем позициям у «бээсников» в изоляторе привилегированное положение.

Казалось, что у «закрытых из-под погон» такое же особое положение будет и на зоне — ведь для них построены отдельные исправительные учреждения.

В ведомстве заявили, что повреждения себе нанесли осужденные, содержащиеся в штрафном изоляторе (ШИЗО) и помещении камерного типа (ПКТ), «протестуя против законных действий администрации».

«Осужденным своевременно была оказана медицинская помощь. Повреждения, нанесенные осужденными, не представляют опасности для жизни и здоровья», — добавили в УФСИН.

Замглавы ФСИН Валерий Максименко рассказал радио «Говорит Москва», что осужденные загоняли себе под кожу гвозди «и разные предметы», требуя ослабить режим.

«Они так умеют — загнали себе эти гвозди под кожу, чтобы не повредить внутренние органы», — пояснил Максименко.

В марте 2019 года заключенные исправительной колонии № 5 для бывших сотрудников правоохранительных органов в Мордовии устроили бунт: воткнули себе в животы металлические штыри и гвозди, протестуя против издевательств администрации и насилия.

Представители ФСИН назвали случившееся «актами членовредительства», местная общественно-наблюдательная комиссия (ОНК) начала проверку, но до публичных разбирательств или уголовных дел не дошло.

Власти ограничились тем, что перевели нескольких участников тюремного протеста в другие колонии.

Корреспондент Настоящего Времени через три месяца после этих событий встретилась с родственниками заключенных, все еще отбывающих наказание в колонии № 5 в поселке Леплей.

Мы ходили все вместе в одну баню, на прогулки. А для прогулок там узкие дворики, просто небо в клеточку, листы металла. Мы постоянно пересекались с этим грузином. Должны были всех поставить на диету и лечение профилактическое назначить.

Но нет…

То, что я жалобы писал сказалось на содержании. Начальники поначалу говорили: «Пиши куда хочешь». А писать начинаешь, начинают прессовать.

Составляют надуманные рапорты, сажают в ШИЗО, чтобы другим и тебе показать, что кто пишет, тот страдает, чтобы пропало желание писать, бороться за справедливость. Основная масса осужденных поэтому и боится что-то писать, потому что свиданки, УДО.

А вторая масса боится, потому что посадят в СУС, в ПКТ, закатают по ШИЗО…

В зоне над нами издеваются как хотят. Вот просчет должен проводиться в течение 40 минут, ну часа. По закону положено: в минус 25 проверка проводится в отрядах, зарядки нет.

Чтобы туда попасть, как в советские времена, нужно писаться чуть ли не с раннего утра. А те, кто работает, они как рабы, они вообще никуда не попадают. Когда заканчивают работать, магазин уже закрыт. Да и в магазине нет ничего, магазин практически пустой. Ассортимента вообще никакого, редко-редко, когда какая-то молочка бывает.

Но зато у барыг есть все, но втридорога. Поэтому в колонии воровство процветает только так, поскольку не у всех есть возможность переводить деньги. Я своему сыну перевела на еду за 3 года больше 160 тысяч рублей.

По поводу диетического питания.

У них в отряде умер от туберкулеза сиделец, рядом практически с сыном спал. Весь отряд в контакте был, их сначала весь отряд поставили на учет и дали диетическое питание.

Каждый день они ходили и получали профилактические таблетки от туберкулеза.

Во-вторых, помещения колоний освободят, тюрьмы и без того переполнены, и куда нам прикажете девать тех, кого мы по роду наших служебных обязанностей станем ловить? В коммерческие тюрьмы, как нам обещает руководство ФСИН? Но ведь их ещё нет, они лишь в планах, а преступники – вот они, сегодня и сейчас.

Приостановить отлов преступников на время, пока реформа не заработает в полную силу? И, в-третьих, если в рамках кампании судам будет дана команда выносить больше условных приговоров и приговоров с отсрочкой исполнения, кто даст гарантию, что это не подстегнёт рост преступности? В том-то и дело, что никто».

Через две-три недели в Госдуме собираются провести расширенные слушания по проблеме сокращения исправительных учреждений с участием юристов, общественных деятелей и представителей правоохранительных органов.

Чего хочешь?» — Он говорит: «Блок сигарет». Пожалуйста, блок сигарет. Тысячу рублей? Пожалуйста, тысячу рублей. В зоне блок сигарет «Донской табак» (самые популярные у нас сигареты) — 90 рублей пачка, то есть 900 рублей блок стоит.

По сути, та же тысяча.

Администрации выгодно, когда люди покупают у них в магазине, например, те же копченые куры, потому что прибыль идет в бюджет колонии.

В связи с этим в прошлом году перестали принимать в передачах любые продукты питания, кроме консервов, сушек, сухарей. Издали специальный приказ, не знаю, насколько он законен.

Во все остальные мордовские колонии можно через интернет-передачу заказать и «Докторскую» колбасу и куры-гриль, только в нашу колонии такие передачи запрещено делать.

Я звоню таксисту, говорю: «Уважаемый, не будешь ли столь любезен, я тебе переведу денег, привези мне, пожалуйста, 20 штук кур вот на такого человека».

Источник: https://rus-spravki.ru/budet-li-rasfiromanie-kolonii-ik-5-mordoviya

Чеченцы вспороли себе животы

Будет ли расфиромание колонии ик 5 мордовия

Родственники заключенных из Чечни, отбывающих срок в федеральном казенном учреждении “Исправительная колония № 5 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Мордовия”, заявляют об издевательствах и пытках в отношении арестантов. По их словам, в ИК-5, которой руководит Валерий Трофимов, незаконные методы обращения с осужденными стали обычным делом.

Это колония строгого режима, куда помещают осужденных бывших работников судов и правоохранительных органов.

Житель села Комсомольское Гудермесского района Чечни Ибрагим Вачаев рассказал “Кавказ.Реалии”, что в начале марта его брат Идрис вместе с еще двумя арестантами под угрозой изнасилования от надзирателей проткнули себе животы металлическими болтами, – “заштырились”.

Медицинскую помощь им не оказали и у мужчин началась гангрена. Чтобы помочь пострадавшим, то же самое сделали еще семеро заключенных. Тогда всех десятерых с проткнутыми животами все же доставили в больницу. Сведения о повредивших себя разрозненные. Родные заключенных говорят о десяти, а в распоряжении организации “Тюрьма и право” список из 15 фамилий.

Хеда Саратова, член совета при главе Чеченской республики по развитию гражданского общества и правам человека сообщила, что разговаривала с врачом, принявшим арестантов. Медик заверил ее, что состояние пострадавших стабильное и “они улыбаются”.

“Что им еще остается? – говорит собеседница. – Кроме того, я разговаривала с теми, кто отсидел в этой колонии и вышел. Они рассказывают, что тамошний начальник, Валерий Трофимов издевается и сам лично пытает этих людей. Мы от лица Совета по правам человека при главе республики будем посылать запросы в УФСИН и связываться с диаспорой там”.

Когда информация о массовом чледовредительстве вышла за пределы колонии и о ней узнали общественники, в ИК-5 стали звонить журналисты и общественники. Тогда, по сообщениям все тех же родственников и правозащитников, 20 марта всех жалобщиков жестоко избили и заключенные снова вскрыли себе животы. По состоянию на 22 марта медицинская помощь им оказана не была.

Корреспондент “Кавказ.Реалии” обратилась за комментарием к УФСИН по Мордовии относительно инцидентов со вспарыванием животов. Ведомство в переписке подтвердило только первый инцидент и только в отношении восьми арестантов.

“5 марта 2019 года 8 осужденных, содержащихся в ШИЗО (штрафной изолятор) и ПКТ (помещение камерного типа) ИК-5 УФСИН России по Республике Мордовия, совершили членовредительство”. По сведениям пресс-службы, на этот шаг они пошли, “протестуя против законных действий администрации учреждения”.

Далее в письме сказано, что осужденным своевременно была оказана медицинская помощь и их жизнь вне опасности. “Свои действия вышеуказанные лица совершили в демонстративно-шантажной форме, преследуя определенную цель – послабление режима отбывания наказания. Стоит отметить, что вышеназванные осужденные признаны злостными нарушителями режима отбывания наказания”, – пишет УФСИН.

В сообщении также сказано, что 20 марта в Исламском культурном центре Мордовии прошел круглый стол с участием ОНК (общественной наблюдательной комиссии) Республики Мордовия и ОНК Чеченской Республики. “В ходе встречи обсуждались различные темы, в том числе и вопрос отбывания наказаний осужденных из Северо-кавказского региона в колониях Мордовии”, – отчиталось ведомство.

Однако, как сообщили в Совете по правам человека при главе ЧР, сотрудники ФСИН не позволили комиссии посетить ИК-5. Таким образом, члены ОНК не смогли проверить состояние заключенных.

Три года в БУРе

“Брат почти три года сидит в БУРе, (барак усиленного режима), ШИЗО (штрафной изолятор), над ним постоянно издеваются – жалуется Ибрагим Вачаев, – Я почти два года назад был на свидании последний раз, потом свидания перестали давать, Идрис постоянно в изоляторе. Ему год и три месяца осталось сидеть. В Чечне его ждут жена и четверо несовершеннолетних детей”.

Родные Вачаева неоднократно обращались во ФСИН и прокуратуру, прося о переводе заключенного поближе к дому.

Однако, получили отказ, мотивируя тем, что с 1989 по 1991 год Идрис Вачаев проходил службу в МВД СССР, стало быть, по закону, может отбывать срок только в специализированных учреждениях для бывших работников судов и правоохранительных органов. А в Чечне подобные учреждения отсутствуют.

Сайхат, мать 27-летнего Идриса Аюбова, еще одного арестанта, ИК-5, также жителя Чечни, говорит, что за четыре года, которые ее сын провел в колонии, ей ни разу не позволили свидание. Бывший сотрудник внутренних войск осужден за убийство на 18 лет. Он тоже стал одним из пострадавших в инциденте с членовредительством.

“Покоя не дает этот начальник колонии Трофимов. Угрожали ребятам изнасилованием. Не первый раз 'штырятся' в знак протеста против пыток, до этого был случай, моему сыну руку сломали. Пришел надзиратель, говорит: вот этой рукой ты писал жалобу? И ударил железной дверью, сломал ему руку. Избивали, у него кровь шла с мочой, в больнице долго лежал”.

Бывший заключенный

Житель Чечни Абубуакар Бисинаев, связавшийся с нами, рассказал, что сам не так давно сидел в Мордовской колонии.

“Я там сидел, в ИК-5. Начальник колонии, Валерий Трофимов меня лично избивал несколько раз. Потому что я жалобы писал и письма возымели действие. Если человек жалуется, из колонии письма не выходят.

Только через адвокатов можно. А так, тех, кто отправляет жалобы, сажают в изолятор и все время продлевают. Если в колонию приезжают правозащитники, то всех, кто жаловался, куда-то прячут, в “больничку”, или ПКТ (помещение камерного типа), а мой бейджик вешают на другого, лояльного, заключенного.

Тот, разумеется, врет комиссии, что не жаловался, у него все хорошо.

Знаю, что сейчас больше десяти заключенных мордовской ИК-5 лежат со вспоротыми животами”, – рассказал Бисинаев.

Источник: https://www.kavkazr.com/a/29836521.html

Юрист Тимофеев
Добавить комментарий